портал психологических услуг
Смертию смерть поправ

Смертию смерть поправ

Сегодня в гостях у LITEHOUSE Владимир Баскаков – автор метода инициации естественной смерти, названного им «танатотерапией», что дословно означает «лечение смертью».
 
Почему вы, живой человек, решили свою жизнь связать со смертью?
 
До того, как я начал изучать смерть и все, что с ней связано, я, как и любой нормальный человек, занимался темой бессмертия – ее практиками, техниками, моделями. И успел немало сделать в этой области. А переход к теме смерти является зеркальным. Проблема смерти по большому счету – это проблема перехода. В цивилизации, в культуре присутствует страх смерти: практически во всех фильмах и книгах так или иначе он находит отражение. И связано это с феноменом, который покойный Ролан Быков называл шизофренизацией. Ключевой характеристикой современной цивилизации является шизофренированность, которая возникает потому, что сейчас слишком много энергии идет в голову – в этом участвуют и компьютерные технологии, и Интернет. Между тем человек живет в трех сферах: сознание, чувства и тело. А поскольку все у нас идет в основном в голову, человек чувственно замораживается и активно сдерживает свои действия, импульсы и так далее. Поэтому смерть приглашается в культуру и социум, чтобы через страх, который мы все испытываем перед ней, активизировать простые человеческие чувства. В итоге она несет в себе позитивный заряд – активизирует нас на жизнь. И получается, как в том «Мюнхгаузене»: «Неужели, чтобы ему доказать, что он жив, его надо убить»?
 
Отсюда проистекает наша потребность в технологиях контакта с жизнью через смерть. И танатотерапия – это не суицид, не русский экстрим, где людей кидают с мостов или закапывают живьем. Нет. Танатотерапия представляет собой некую модель сна. Человек находится в состоянии сна, но при этом не засыпает, что очень важно. А когда мы засыпаем, мы расслабляемся и заземляемся, и в этот момент появляются сновидения. А сновидение – это и есть активизация наших сильных чувств и проблем, но проявляется она только на фоне полного расслабления, и этот баланс совершенно уникален.
 
Вы сказали, что в то время, когда занимались бессмертием, вам многого удалось добиться в этой области. К каким именно открытиям вы пришли?
 
Для того чтобы смоделировать бессмертие, я пытался создать модель цикла жизни. В итоге я обнаружил два интересных конца этого цикла –младенчество и позднюю старость. Оказалось, что они расположены рядом друг с другом по трем параметрам. Ребенок не может контролировать себя, а то, что у пожилого человека мы называем маразмом, как раз и есть отсутствие контроля. У ребенка нет чувств, есть одни только эмоции, которые ничего, кроме удовольствия или неудовольствия, не выражают. И пожилой человек, у которого на смену любым чувствам приходят простейшие эмоции удовольствия–неудовольствия, одной ногой уже стоит понятно где.
 
Однако самым важным является третий параметр – телесный. Когда ребенок рождается, на него «наваливается» гравитация, поэтому он и лежит весь такой раскрытый и расплющенный. То же самое происходит с нами, когда мы поднимаемся на пятый этаж без лифта – мы начинаем входить в сепарацию со своим телом. Исходя из этих трех параметров, я сделал вывод, что поздняя старость – это и есть младенчество. В то же время у меня появилась задумка смоделировать замыкание этого цикла, чтобы получить полностью его фигуру. Приходилось много экспериментировать с разными вещами, и в итоге я вышел на очень простые приемы (всего их четыре), которые позволяют точно смоделировать момент настоящей смерти. Люди, которые проходили через мои сеансы и семинары, воспроизводили все параметры клинической смерти.
 
Как страшно!
 
Наоборот, очень интересно! Вы же при жизни не можете умереть! Знаете, часто, когда меня представляют очередной группе, в которой я должен вести занятия, и говорят, что это, мол, тот самый Баскаков – некрофил, я говорю своим клиентам: «Ага, сегодня мы кого-то не досчитаемся!» И тут у всех появляется ужас в глазах: «А вдруг это я?» Но неужели мы себе настолько не доверяем, что нам кажется, что мы в любой момент можем умереть?
 
Но на своих семинарах по танатотерапии вы сами утверждаете, что человек должен думать о том, что в любой момент может умереть.
 
И не я один это говорю, так самые известные философы считали. Ведь все животные предчувствуют смерть, причем задолго до момента ее наступления. Поэтому они обычно покидают свои ареалы, гнезда и умирают в одиночку. У человека тоже есть способность предчувствовать смерть, поэтому я часто ссылаюсь на историка Миролюбова. Он описывал русскую традицию правильной или легкой смерти, когда человек предчувствовал и точно знал, что скоро умрет.
 
Получается, правильная смерть – это та, которую чувствуешь?
 
Да, и именно поэтому только в нашей советской действительности нам желали смерти мгновенной, чтобы не ждать и не мучиться. А все потому, что ожидание смерти страшно для любого из нас. Смерть и умирание нами рассматриваются как негатив, как зло, и часто это связано с тем, что эталоны правильной смерти ушли из культуры. Вот и умирает человек очень тяжело – через агонию, через мучения. Сейчас даже близких не зовут к умирающему, детей не зовут.
 
То есть, по-вашему, человеку нужно постоянно думать о смерти?
 
Нет, не надо твердить себе все время: «Я умру». Нужно понять, что процесс жизни и смерти – вещи взаимосвязанные. Это похоже на дыхание, которое состоит из вдохов и выдохов. Попробуйте жить только вдохами – я посмотрю, сколько вы протянете. А ведь выдох – та же смерть.
 
Как человеку подготовить себя к правильной смерти?
 
Просто быть в контакте с жизнью, со всеми ее аспектами. Существует всего шесть аспектов умирания и смерти, которые также являются и аспектами жизни. Это полное расслабление, сон, оргазм, сумасшествие, влюбленность (человек, который сходит с ума, очень похож на влюбленного). Шестой аспект очень важен, поскольку он представляет собой предметные или объектные характеристики тела. Это тоже связано с расслабленностью, а достичь ее можно тогда, когда с вашим телом работают как с объектом.
 
А может ли человек достичь этого сам, без помощи танатотерапевта?
 
Это очень трудно. Мы же живем не на Востоке. Нашей культуре свойственен так называемый соборный, или коллективный характер. Нам удобнее, проще, органичнее «туда» заходить с помощью других. Вначале другой человек показывает нам путь в полное расслабление, или в контакт с процессами умирания и смерти. А войдя туда, мы можем ходить по этим меткам самостоятельно. Это легко прочувствовать на простом упражнении: попробуйте сжать пальцы, одновременно ощущая, что вы не можете этого сделать. Вы еще сильнее пытаетесь сжать, но не можете. И у вас появляется ощущение, будто вы оказываетесь внутри этой руки, как в перчатке. Вы уже стали вещью. Человеку очень непривычно ощущать себя вещью, предметом, но и это возможно. Когда вы сидите, у вас есть возможность встать. И если вы ощущаете, что можете встать, но вы это не делаете, то в вас по-иному начинает звучать Кант. Помните: свобода – это осознанная необходимость? Есть возможность встать, но вы можете либо сделать это, либо нет. Так же происходит и в категориях «жизнь – смерть». Все просто на самом деле.
 
Поэтому русским людям лучше обращаться к танатотерапевту?
 
Лучше обращаться к своим традициям. А одна из миссий танатотерапии – вернуть людям эту самую русскую традицию легкой, или правильной смерти. Сейчас наша цивилизация слишком удаляется от контакта с естественными процессами перехода и превращения. Так, искусственное освещение лишает нас возможности ощущать, как меняется освещение снаружи, а из-за искусственной температуры мы не чувствуем, как зима сменяется летом, лето – зимой и так далее. В итоге мы уходим от дуальности: вдох – выдох, жизнь – смерть, день – ночь, зима – лето. Это сильно запутывает ситуацию, поэтому для нас всегда неожиданно, когда отключают свет или отопление – сразу паника и ужас в глазах.
 
Мы слишком зависимые.
 
Конечно. Но это не значит, что нужно покидать цивилизацию и уходить в ашрамы или рыть пещеры. Но, по крайней мере, иметь такую возможность и больше обращать внимания на то, что происходит вокруг нас, в наших силах. Есть такое хорошее выражение: станьте, как дети, и спасетесь. Ведь дети всему удивляются. А чтобы мы открыли рот от удивления, надо, чтобы самолет рядом упал. У нас это может произойти только от необычности и избыточности. Поэтому наша цивилизация – янская (избыточная). Это путь высокого темпа жизни, силы впечатлений и так далее. Что такое новость? Это ненормальность. Если где-то произошел пожар, кто-то кого-то изнасиловал, убил – это новость. А если мы с вами живем спокойно, я вас не насилую, не убиваю, не сжигаю, это не новость, и к нам не приедет журналист.
 
Почему вы искали рецепт бессмертия? Сами боялись смерти?
 
Детский страх смерти присутствует в каждом из нас. Я даже помню, как однажды я прорыдал всю ночь, когда вдруг понял, что я когда-нибудь точно умру. И здесь есть один интересный момент – ребенок до определенного момента знает о том, что есть слово «смерть»: бабушка умерла, птичка умерла, но эта смерть не затрагивает его экзистенциально, не имеет к нему отношения. А когда он понимает, что это в итоге коснется и его, это становится очень тяжелым испытанием. И в тот момент, когда это произошло со мной, я дал себе клятву: "Я смогу победить эту смерть". А как победить смерть? Естественно, с помощью медицины. Поэтому я решил стать врачом. Однако позже выбрал стезю психолога, потому что понял, что медицина с этой ситуацией просто не справляется.
 
Вас лично как-то изменил род ваших занятий? Перестали ли вы бояться смерти?
 
Так нельзя говорить. Дело в том, что страх смерти бывает физиологическим и психологическим. Если лишить человека страха смерти, первая машина будет его. И в этом позитивный смысл физиологического страха. Но тут начинаются самые интересные вещи – у животных реакция на смерть дуальна, как и все в этом мире. Например, хрустнула ветка – животное замирает или убегает. И в том и в ином случае тело интегрируется. А человеческое тело, реагируя на страх, наоборот, рассыпается – подкашиваются ноги, возникает феномен бойца перед боем и так далее. Поэтому очень важно поддерживать нормальную животную биологию в тот момент, когда человек пугается, то есть не лишать его страха. А с психологией страха смерти надо разбираться с помощью вопроса: кто не боится смерти? Оказывается, такие люди есть, и делятся они на три категории. Прежде всего, это дети – они знают, что смерть есть, но к себе ее не относят. Что такое детский мир? Это отсутствие зазора между ребенком и окружением: ребенок включен в мир, как мир – в него. Именно поэтому мы постоянно теряем детей: только что был здесь – и уже нет. А попробуйте потерять взрослого – ничего у вас из этого не выйдет. Второй мир – это мир влюбленных, который представляет собой отсутствие зазора между собой и не собой. То есть вы как бы являетесь мной, а я – вами, и поэтому мы не боимся смерти: я умер, но она-то жива! И третий мир – это «путь воина», но это не Кастанеда, не «русская рулетка». Смысл пути воина – в максимальной жизненности, которая находится в момент смерти. Например, в Америке есть центры, куда свозят раковых больных, которым уже не помогают даже наркотики. И этим людям дают возможность через особые практики трансформировать свое сознание, совершить некое сальто-мортале. Благодаря этому люди начинают понимать, что их разлагающаяся плоть и колоссальная боль и есть настоящая жизнь. И когда с ними такое происходит, то первой уходит боль, и после себя они оставляют совершенно удивительные записки, в которых пишут: «Спасибо этому раку, который наконец-то позволил мне ощутить себя максимально живым». Выходит, что мы начинаем осознавать, что и не жили-то вовсе, только когда жизнь прошла. Вот и получается, что только те, кто не боится смерти, вступают в идеальный контакт с жизнью и с другим человеком. И если кто-то боится смерти, то это значит, что он ни в кого не влюблен, что он не ребенок и не воин. На самом же деле избавиться от психологического страха смерти несложно. Надо просто попытаться быть ребенком, смотреть на мир с широко открытыми глазами, влюбиться к чертовой матери и находить максимальную жизненность не только в акте жизни, но и в акте смерти. Именно в этом и заключается особенность подхода танатотерапии, в которой все моделируется через тело.
 
Но почему все-таки тело, ведь сейчас все работают в основном с головой?
 
По-древнерусски «тело» означает «земля», значит, после смерти мы с вами ляжем в тело. Кстати, гроб в Древней Руси называли «домовиной», это означало матку. И до принятия христианства у нас хоронили сидя, пытаясь таким образом вернуть человека в эту эмбриональную матку-позицию. И если по-древнерусски тело означает землю, то по-гречески – «предел» или «конец». Таким образом, тело идеально позволяет работать с темой перехода, жизни и смерти и так далее.
 
Что дают людям занятия на ваших семинарах?
 
Прежде всего, они позволяют наконец-то расслабиться, причем в первый раз в жизни. А это сразу помогает решать и cексуальные проблемы, и проблемы взаимоотношения с разными людьми, и многое другое. Но я не хочу, чтобы сложилось впечатление, будто это панацея. Танатотерапия – это сложно скроенный костюм, и если на примерке он вам пришелся впору, значит, это ваш метод. Но его нельзя огульно советовать каждому и быть уверенным, что ему это обязательно поможет. Здесь нужно быть очень осторожным. Однако в лечении таких тяжелых заболеваний, как рак и шизофрения, это оказывает реальную помощь.
 
В каких еще случаях танатотерапия может помочь людям?
 
Могу рассказать такой случай. Например, танатотерапевт Белла Воскресенская работала с одним мальчиком, который пережил cексуальное насилие в возрасте 10 лет и у которого на нервной почве выпали волосы. Всего лишь за два сеанса ей удалось полностью снять с него жуткую реакцию, и, что невероятно, после этого у него восстановились волосы! Причем такое ощущение, что за это время он повзрослел на несколько лет. У меня самого есть одна клиентка в Италии, которая пытается сражаться за жизнь против смерти. У нее лейкоз, и при этом она обладает колоссальным мужеством. Я же хочу подать ей другую идею: если ты страстно возжелаешь умереть, то у тебя это просто не получится, и тогда все твои ресурсы, которые ты тратишь на борьбу против смерти, направились бы на жизнь. Поэтому гораздо важнее не лишить человека смерти, а показать, что в нас работают большие биологические часы. Нам отведено определенное количество лет на нашу жизнь, поэтому бояться или напрягаться и лишать себя этой жизненности – значит, подрывать свой ресурс.
 
Значит, если придет время умирать, надо не напрягаться, а расслабиться и получать удовольствие?
Да, «смертью смерть поправ» – я все цитирую первоисточники.
 
Ирина ЗУЕВА
 
 
19.01.2017  Отправить другу ссылку на эту статью Искать |  Просмотров 37   
 

 
 
Прекрати чихать на проблемы
16.04.2015  |  Просмотров 553   
Встреча с Музой
27.10.2014  |  Просмотров 198   
Таро Прогноз на февраль 2018 года
02.02.2018  |  Просмотров 23   
Таро Прогноз 26 февраля-4 марта 2018 г.
26.02.2018  |  Просмотров 33   
 
На главную страницу На предыдущую страницу На начало страницы
 
 
Лаборатория СИНЭВО